Главное меню
Главная
Информация
Список членов СЛПКК
Члены правления СЛПКК
Поиск по сайту
Отправить сообщение
Пресса о нас
Контакты
Черный список
Архив
Правила заготовки
Поиск по сайту
Беседа с Андреем СЕРЁГИНЫМ
Олег Дзидзоев: «Мы решаем проблемы, порождённые Лесным кодексом».

Созданный в июле 2007 года Союз лесопромышленников Красноярского края сразу же заявил о себе, как о действенной организации, способной объединять вокруг себя сподвижников, выходить на контакт с властью и решать насущные проблемы. Сегодня мы беседуем с председателем правления союза Олегом Николаевичем Дзидзоевым. - Олег Николаевич, почему у лесопромышленников возникло желание объединиться?

- Союз зародился после того, как был принят новый и, на мой взгляд, проблемный Лесной кодекс. Лесопромышленники края почувствовали необходимость в правовой защите и решении нахлынувших проблем. В связи с этим нашей основной целью является содействие и оказание помощи всем предприятиям комплекса, начиная с лесозаготовителя, заканчивая переработчиком. Под своим крылом мы стараемся объединить всех предпринимателей, задействованных в отрасли, и установить открытый диалог с органами исполнительной и законодательной власти в крае и на уровне Федерации.

- Кто входит в ваш союз?

- Наша организация общественная: ни одного штатного работника нет. В этом есть определённые сложности, но, по мере возможности, мы стараемся охватить все проблемные вопросы. В союз входят не только крупные предприятия, как Новоенисейский ЛХК, Лесосибирский ЛДК-1, КЛМ, Красноярское управление лесами, и Енисейский фанерный комбинат, но в основном предприятия малого и среднего бизнеса, в том числе и районные ассоциации лесопромышленников (из Ермаковского, Бирилюсского, Дзержинского, Пировского, Канского и других районов), итого 27 членов Союза, но, если учесть, что в каждой ассоциации по 20-30 членов, то мы объединяем около 100 предприятий. Будем надеяться, что наши ряды будут пополнятся.

- А чёрные лесорубы могут вступить в ваш союз?

- В Союз входят те, кто занимается легальным бизнесом. С чёрными лесорубами мы ведём активную борьбу. Например, в Дзержинском районе ассоциация лесопромышленников объявляла на них охоту, ловила и передавала в руки представителям ОВД. Но, сами понимаете, схватить, что называется «за руки», очень трудно. Да и когда схватишь, есть возможности уйти от ответственности, так как у них имеются сопроводительные документы.

Проблема серьёзная, но однобоко к ней подходить тоже нельзя. Чёрные лесорубы оставляют тёмную отметину на наших добросовестных коллегах. Однако, не защищая их, скажу, что они идут на эти дела не от хорошей жизни. В лесных районах люди живут только за счёт лесозаготовки. После вступления в силу нового Лесного кодекса многим просто законодательно перекрыли кислород: лесозаготовители  не могут свободно зайти и работать, так как  отменены лесобилеты, договора купли-продажи лесных насаждений, а оформить аренду достаточно тяжело. Почему? Во-первых, время оформления всех документов составляет минимум четыре месяца, а то и годы, во-вторых, огромные финансовые затраты за проекты освоения лесов, да много и других сопутствующих проблем - хождений по мукам, а жить на что-то надо, и не только самому , но и семью кормить. Поэтому люди вынуждены идти на нарушение законов. Я не защищаю, но понимаю, почему они на это идут. Если брать 90-е года, когда в тайге был произвол,  нарушений тоже было много, так как из-за отсутствия должной зарплаты леснику - не было контроля. Сегодня же проблема зарыта глубже….

- Неужели настолько плох Лесной кодекс?

- Да, так как он создал большие проблемы для порядочных лесопользователей лесных районов, о чём я говорил выше. Проблем много и для предприятий с инвестпроектами, которые пришли к нам в 2007 году , перечисляю: Краслесинвест, Енисейский фанерный комбинат, Ангара-Пейпа, Минусинсклес, Сибирский лес.
     В освоении программ выше указанных предприятий край нуждается остро, так как расчетная лесосека не осваивается, переработка, вплоть до использования отходов древесины должна производиться у нас в крае, пополняя бюджеты разных уровней. В связи с этим краевое правительство прогарантировало им сырьевую базу и закрепило за ними  необходимые объемы лесосырьевой базы. Однако, из-за того, что лесоустройство не проводилось более 15-20 лет,  они оказались в такой ситуации, что многие из них до сих пор оформляют документы, так как Новый Лесной Кодекс требует много излишнего и при этом с большими финансовыми затратами.

Ещё одна проблема, которую удалось разрешить, это продление сроков вывоза древесины. В последние четыре года идёт потепление климата: в договорах купли-продаже срок заготовки значился в один год, и люди физически не успевали заготавливать и вывозить свои объёмы, так как дороги размывались весенними водами. После того, как мы подробно объяснили это, нам разрешили продлевать сроки вывоза древесины.

- То есть, власть идёт навстречу. Есть ещё достижения?
- По нашей инициативе откорректирован вопрос взвешивания осевых нагрузок в зимний сезон для лесовозов, хотя есть ещё ряд бюрократических проволочек, которые думаю отрегулируются со временем. Опять экономия средств предприятиям – по штрафам ( не понятным ) в сотни и миллионы рублей.
 Полтора месяца назад был решён вопрос с фитосанитарными сертификатами. Дело в том, что как только нашу отрасль передали министерству сельского хозяйства, автоматически появилась система, при которой стало обязательным вписывание номера вагона в фитосанитарный сертификат при отгрузке лесоматериалов на экспорт.
Соответственно, это вызывало простои от двух до четырёх дней и, соответственно, убытки: примерно 20 тысяч рублей на один вагон. Если взять такие предприятия, как Лесосибирский ЛДК и Новоенисейский ЛХК, которые в месяц грузят по 300-400 тысяч кубов пиломатериалов, сами можете представить, какие это потерянные средства. Нам удалось достичь того, чтобы фитосанитарные сертификаты не были связаны с процессом декларирования железнодорожных грузов в таможне. До этого вместо 30 суток Россельхознадзор резко сократил сроки выдачи сертификатов до 3-х дней благодаря вмешательству Союзов всех регионов.
Другой успех: по предложению нашего Союза внедрена программа деревянного домостроения, которая действует в крае уже два года. С такой инициативой мы вышли на заседании круглого стола, в котором приняло участие региональное правительство. Наши лесопромышленники заинтересованы в сбыте продукции, а власть заинтересована в строительстве жилья для населения. В районах над этим вопросом работают главы,  а непосредственное кураторство программы осуществляет председатель правительства края Эдхам Шукриевич Акбулатов.

- Над чем вы работает сейчас?

- Сегодня мы добиваемся, чтобы таможня не применяла переводные коэффициенты из кубометра в тоннаж, потому что из-за этого у экспортеров большие проблемы, то есть автоматически попадаешь под контрабанду. Вопрос надо решать на уровне страны. Мы уже писали обращения руководству страны и в Федеральную таможенную службу, но пока ответа не дождались. В итоге, пока до федеральных структур достучишься, уходят годы. Иногда невольно задумываешься, будто специально вставляют палки в колёса, чтобы тормозить развитие  лесной отрасли.

Другая и наверное самая больная тема. Банковская система не хочет выделять кредиты для наших предпринимателей, шарахаясь от лесной отрасли. Объясняют тем, что это рискованный бизнес. Да, мы зависим от погодных условий, от некачественных запасных частей, от техники и других многих факторов. Но надо понимать, что рентабельность лесной отрасли при грамотной поддержке государства даже выше, чем у нефтегазовой. Нефть выкачал, и её нет, а дерево через сколько-то лет, но само вырастет. Мы предлагаем руководству страны принять серьёзные меры, способствующие выдаче беспроцентных кредитов на крупные программы с отсрочками платежей. Что касается малого бизнеса лесной отрасли , то для неё по силам в среднем 3-5 процентов годовых с отсрочками платежей на год и более лет, потому что от приобретения права лесозаготовки и до полной реализации продукции и возврата денег уходит минимум год. Сегодня же, наши коллеги работают под частные долговые деньги, а это заставляет опять работать в тени!
Приоритетным направлением в области модернизации лесопромышленного производства у нас является переработка древесных отходов и низкокачественной древесины. Дело в том, что 50% древесного сырья просто уничтожается. До 30% сжигается на лесосеках и еще 20% вывозятся на свалки в виде горбыля, кусковых отходов, коры и опилок. Вовлечение в производство этого сырья значительно повысит рентабельность предприятий, улучшение экологического состояния лесов и населенных пунктов. Поэтому проводится значительная работа по внедрению необходимых технологий и приобретению оборудования.
На прошедшей неделе несколько предприятий в крае подписали контракты с белорусскими коллегами на поставки линий по изготовлению топливных брикетов. Чрезвычайно нужная и экономически выгодная продукция. Участие в обсуждении данного коммерческого предложения приняли 8 предприятий. Подписаны три первых контракта с компаниями, которые успешно решают финансовые вопросы, а остальные компании не имеют достаточных средств,  для закупки так необходимого для них оборудования. Таких предприятий сегодня большинство. Эти примеры еще раз говорят о насущной необходимости создания оптимальных условий для МСБ по привлечению инвестиций. Кстати, прорабатываем вопрос изготовления такого оборудования у нас в крае.
 
- Почему же банки боятся выдавать кредиты?

- Потому что всё ещё думают, как в былые 90-е годы, что лесопромышленные предприятия – это фирмы-однодневки, которые возьмут деньги и исчезнут. Мы пытаемся их убедить в том, что сегодня таких предприятий нет: предприниматели, вложившие собственные деньги, хотят работать в своей сфере и развиваться. Но толку пока мало, так как банковские инструкции не для поддержки развития производства…

- А на те меры поддержки, которые предлагает власть, разве нельзя рассчитывать?

- Они  только для крупных предприятий, и для малых предприятий, которые под крылом людей, у которых деньги, что называется, куры не клюют. Для других малых предприятий они не доступны. Схема проста: чтобы получить субсидии, нужно вложить деньги в производство. А что вложить, если банки не дают кредит? Повторюсь ещё раз: программа хороша только для вышеуказанных компаний, у кого есть залоговое обеспечение и гаранты. Я понимаю, как трудно сегодня раскрутиться начинающим предпринимателям. Сам 15 лет в этом бизнесе, похоронив огромные деньги в тайге, и возврата денег  нет до сих пор. Именно поэтому, кстати, понимая их ситуацию мы стесняемся просить  своих коллег об уплате членских взносов. Думаю встанут на ноги – тогда пожалуйста, а пока мы будем максимально им помогать.

Беседовал Андрей СЕРЁГИН.
 
« Пред.   След. »
Последние новости
    Все права защищены:
    СЛПКК
Разработка сайта
Студия "PolySoft"