Главное меню
Главная
Информация
Список членов СЛПКК
Члены правления СЛПКК
Поиск по сайту
Отправить сообщение
Пресса о нас
Контакты
Черный список
Архив
Правила заготовки
Поиск по сайту
российская газета №11 от 29.12.2010
Интервью Дзидзоева Олега Николаевича в Российской газете № 295 (5374)
  от 29.12.2010 года
 
                                                       Кубометры лесных проблем
 
  Прямая речь
  Дмитрий Голованов                                                                                                      Красноярск
 
  О нынешнем состоянии регионального лесного хозяйства, о том, что мешает отрасли развиваться, размышляет президент Союза лесопромышленников Красноярского края Олег Дзидзоев.
   В свое время лесная отрасль была одним из столпов экономики Красноярского края, сравнимая по стоимости произведенной продукции с такими отраслями, как скажем, цветная металлургия. После того, как в силу ряда причин экспорт леса по Северному морскому пути был прекращен, объемы от продаж древесины упали в разы. но, как говорится, нет худа без добра.
  Когда   главной   транспортной   артерией  отрасли  стала   железная   дорога,  лесная промышленность начала модернизироваться,  ориентируясь  на  глубокую переработку древесины.
 
  — Олег Николаевич, не раз приходилось слышать от ваших коллег о том, что проводимая реформа железной дороги страны ставит лесную отрасль «на колени». В чем это выражается?
  — Проблема в том, что реформа, на мой взгляд, была не до конца продумана. Раньше подвижной состав принадлежал РЖД, теперь он передан в частные руки. И после этого, скажу прямо, на железной дороге возник настоящий коллапс. если раньше РАО РЖД несло ответственность за отгрузку, доставку и возврат железнодорожной тары, то теперь порой и концов ее найти невозможно. И, самое интересное, – вагонов перестало хватать!
  Хочу обратить внимание, что в советское время леса перевозилось гораздо больше и все шло как по маслу.
  Да и в наше время до повышения  таможенных пошлин круглый лес отгружался очень
большими объемами. С 2009 года, когда лесники стали возить преимущественно готовую продукцию, потребность в вагонах у нас снизилась почти на 30 процентов. но в то же время подвижной состав стал частным и сразу возникли проблемы с отгрузкой! Новоенисейский лесохимический комбинат за 10 месяцев сего года из-за нехватки вагонов не сумели вовремя поставить партнерам продукции более чем на 5 миллионов долларов.
  Такие же  проблемы испытывает  и  Лесосибирский деревообрабатывающий комбинат номер 1.
  Предприятия же среднего бизнеса вообще сегодня не могут платить людям заработную плату, налоги в бюджет, потому что неотгруженная продукция лежит на складах. В управлении краевой железной дороги говорят, что ничем помочь не могут – вагонный парк им теперь не принадлежит. Около 1000 груженых вагонов более десяти дней простаивают из-за конвенции в Забайкальске. Все это происходит потому, что сегодня на железной дороге отсутствует система адекватного регулирования подвижным составом, частные операторы не могут договориться между собой – они ориентированы на перевозку высокодоходных грузов. А страдают, прежде всего, люди, которые работают в нашей отрасли. И главное - крайних не найти. Все ссылаются на "реформу" как на плохую погоду. но ведь ее же задумали и претворяли в жизнь конкретные люди!
  Я думаю, пора принять закон о персональной ответственности тех или иных лиц – чиновников или депутатов за проведение непродуманных реформ, которые влекут за собой ущерб предприятиям реального сектора экономики.
  — Несмотря на все эти сложности предприятия отрасли обязаны платить налоги в полном объеме.
  — Конечно, не дай Бог, просрочить!
  При этом предприятие должно платить и налоги на северные надбавки. Это касается не только лесников, но и металлургов и нефтяников – всех, кто трудится на Севере.
  Почему, я никак не могу понять – ведь государство само дарит эту надбавку, а предприятие за это должно налоги платить осваивая очень сложные территории в особых, суровых условиях.
  Получается, освоение таежных уголков Сибири становится заведомо невыгодным делом для фирм, честно работающих. И, соответственно, дает картбланш тем, кто рубит и вывозит лес незаконно.
  В налоговом законодательстве вообще очень много брешей, мешающих работать и развиваться лесной отрасли. наш союз неоднократно поднимал проблему, которая возникает при взаимодействии предприятий работающих  с налогом на добавленную стоимость (НДС) и предприятий малого и среднего бизнеса, работающих без НДС. Здесь постоянно возникают проблемы. Крупные предприятия заставляют малый бизнес занижать стоимость своей продукции на 18 процентов, работать фактически себе в убыток – затраты-то и у тех, и у других одинаковы. При этом, само название налога говорит о том, что он должен платиться именно за добавленную стоимость.
  К примеру, продавец берет у производителя товар за 90 рублей, а продает за 100.
  НДС должен составлять 1,8 рубля. У нас же получается, что он берется за всю цену.
  Таким образом, товар, взятый за 90 рублей, продавец вынужден продавать за 118 рублей. Если разобраться, выгоды государству от этого никакой – налог существенно тормозит малый и средний бизнес, не дает ему наращивать обороты. По-моему, здесь есть над чем подумать нашим законодателям.
 
  — А что вы думаете о таможенной политике по отношению к экспорту леса?
  — Более года занимаюсь проблемой применения переводных таможенных коэффициентов
  В нашей отрасли фактически моих коллег лесников превращают в контрабандистов.
  Дело в том, что железная дорога испокон веков измеряет грузы в тоннаже, а пошлины наши коллеги платят за кубометры. При этом, железнодорожники переводят кубометры в тонны с коэффициентом 0,8, а таможенники при обратном переводе используют коэффициент 0,7. В результате лесоэкспортер автоматически становится «контрабандистом».
  Давайте приведем все к единому знаменателю.
  Нужно отменить переводной коэффициент на ту лесопродукцию, которая продается за кубометры. И сделать это, считаю, довольно легко.
  —  Что за земельные споры у лесников с министерством обороны?
  — Собственно, тут даже не спор, а, скорее, недоразумение. Дело в том, что, продав объекты недвижимости, в том числе и лесникам в бывших войсковых частей через Росимущество, Минобороны почему-то забыло о передаче земель под этими объектами.
  Из-за этого многие мои коллеги - предприниматели несут огромные, миллионные убытки, а сотрудники министерства обороны, постоянно меняющиеся уже более двух лет, с огромными задержками с ответами на запросы, занимаются отписками. Я думаю, здесь нужна элементарная вещь – распоряжение министра обороны о передаче земель под проданными объектами расформированных войсковых частей по ценам тех лет, когда были подписаны акты приема-передачи во всех регионах страны.
  Уверен,  на этом все бюрократические проволочки будут исчерпаны.
  Коллеги приобрели у военных казарму, сделали из нее прекрасный пятидесятичетырехквартирный дом, а в эксплуатацию его ввести не могут из-за того, что земля им не передана.
  –   Согласитесь, ситуация абсурдная.

  -  Вы говорили и о необходимости пересмотра условий кредитования отрасли.
  Конечно. Лес, тайга - это достояние России, данное нам самой природой. В отличие от полезных ископаемых, запасы которых не восполняются, при грамотном, рачительном подходе к заготовке, лесные богатства будут служить многим будущим поколениям россиян, но для этого нужна продуманная государственная политика, нужны серьезные вложения, особенно под строительство лесовозных дорог и лесоустройство.
  А для этого нужен закон об особых, льготных условиях  кредитования  для   лесной отрасли – ведь большинство работников отрасли живут в маленьких таежных поселках, где предприятия по добыче и переработке леса – чаще всего единственные предприятия. не будет их там, люди окажутся на грани нищеты и в конце концов гигантские таежные территории нашей страны просто опустеют.
  Нельзя этого допустить!   
 
« Пред.   След. »
Последние новости
    Все права защищены:
    СЛПКК
Разработка сайта
Студия "PolySoft"